Что гуманнее усыпить кота или дать умереть

Вопрос сложный. Решая его каждый сталкивается со сложной этической и нравственной проблемой. Ведь если бы речь шла о близком человеке, вопрос не возник бы в принципе, мы делали бы все возможное, чтобы продлить пребывание человека на грешной земле, по возможности облегчая ему страдания.

Но тут же краешек сознания выталкивает на поверхность души вопросик — а как же разрешенная в ряде стран эвтаназия? Выходит позволителен такой грех перед Всевышним, когда страдания непереносимы, а шансы выздоровления безнадежно малы? У нас была ситуация с собакой, когда все вокруг твердили — усыпляйте!

Наш красавец колли переболел чумкой, был парализован, с трудом проглатывал пищу и мог лишь жалобно заглядывать в глаза лишь слегка приподнимая голову. Но в доме были дети, которые души в нем не чаяли и гибель собаки для них стала бы настоящей трагедией. Мы носились с ним по ветеринарам, а дети трогательно ухаживали за своим любимцем, возведя уход за собакой почти в священный ритуал.

И вот однажды случилось чудо. Пес стал ходить приволакивая зад, а затем прихрамывая и помахивая ослабевшим хвостом. Он преданно встречал и провожал домочадцев до порога. А после прожил еще 5 счастливых для всей семьи лет, сблизив нас всех и преподав урок любви и преданности.

Гуманное усыпление животных. Эвтаназия

Источник: www.bolshoyvopros.ru

Усыплять или не усыплять?

Опять же нарушаю хронологию. Ещё не вырастили, не выкормили, а уже о смерти. Но для кого-то это может оказаться весьма насущным вопросом именно сейчас. Много спорят о том, применять эвтаназию у людей или нет. И каждому, кто говорит нет, я бы посоветовала пойти в хоспис волонтёром, повыносить с месячишко судна, а потом, если нервов хватит, рассуждать о том, что эвтаназия негуманна.
С животными всё проще. Мы имеем право их УБИВАТЬ. В любое время. Без всяких медицинских показаний, без заседаний этических комиссий. Так сложились обстоятельства, характер плохой (не сошлись, то есть), чересчур злой, чересчур добрый, аллергия, грязь в доме. Любой повод — и пожалуйста, один — два укола, и финита ля комедия.

И общество не осудит. Так, только. Может, какие-то интеллигенты перестанут подавать руку, но это мелочи.
И всё же, тот, кто держит животное, должен быть внутренне готов к вопросу, а что если придётся?
А уж каждый ветеринарный врач просто обязан решить для себя эту дилемму — усыплять или не усыплять, убивать или не убивать.
Я для себя точно решила, что бывают варианты, когда это делать нужно. Иначе трудно потом называться человеком. И выработала собственные правила и критерии отбора.
Вот эти правила.
Я возьмусь за усыпление только в трёх случаях.
1. Животное неизлечимо больное и терпит сильнейшие боли.
2. Животное представляет опасность для людей (или для других животных) и нет возможности эту опасность устранить, например, передать собаку в питомник к опытным кинологам (при агрессии) или вылечить (если болезнь опасна и остро заразна).

Эвтаназия, усыпление собак


3. Крайне редко я усыпляю тех, кого теоретически можно попытаться вылечить, но прогноз неуверенный, а у хозяев нет материальных, физических и моральных сил, или вовсе хозяева отсутствуют.

Теперь пояснения.
Неизлечимо больное — это чаще всего рак. И чаще всего рак молочной железы. Самое обидное, что в половине случаев можно было вовремя от этого рака избавиться. Или отсрочить его развитие до того момента, когда собака, реже кошка, умрёт своей смертью. Почему кошки реже?

Да потому что рак молочной железы — опухоль гормоно-зависимая, а кошек у нас всё-таки принято кастрировать. Вот поэтому у них рак молочной железы встречается гораздо реже, чем у собак, или даже чем у людей.
Сколько раз я стонала, спрашивая хозяев: «Ну что же вы раньше то ничего не делали, почему не оперировали, когда опухоль была маленькой?»
И слышала два варианта ответа. Либо: «Да мы думали, что ничего серьёзного. Она и внимания не обращала. Висит шишка, и висит».
Либо: «А мы обращались, врач сказал, что собака старая, операции не выдержит».
И как мне в этих случаях больно, вы представить себе не можете.
Ни разу! когда я оперировала рак молочной железы у собак от четырёх до шестнадцати лет, ни разу не было случая, чтобы кто-то не выдержал наркоза. И пока это маленькая опухоль, не давшая метастазы, убрать её намного проще. И наркоза меньше надо, и операция проходит быстрее, и организм ещё мало отравлен, восстанавливается быстро.

Читайте также:  Какой акрил лучше для наращивания ногтей

Единственно что может ещё повлиять на решение хозяев не делать операцию, так это то, что по-хорошему надо бы сразу и кастрацию делать, чтобы резко снизить шансы на повторное появление опухоли. И крайне редко встречается такая опухоль, которую лучше не трогать. После операции она просто вспыхивает.

За всю мою практику мне попалось только три таких случая — два у кошек и один у собаки в Туле. Но по иронии судьбы (или опять интуиция) в первом случае чуть ли не впервые в жизни отправила хозяев делать гистологию этой опухоли, чтобы выяснить, можно ли оперировать. Заключение гистологов было — можно. Один ряд молочных желёз мы благополучно убрали. Всё было хорошо.

А когда через три недели прооперировали вторую сторону, получили сюрприз. Через пару недель уже на пустом месте опухоль начала расти со страшной силой. И эту кошку пришлось усыпить. Возможно, там, где брали материал на гистологию, была обычная форма рака, а может быть за эти три недели, прошедшие до второй операции, оставшаяся гряда малигнизировала, то есть превратилась в более злокачественную.

А сейчас простите меня за сцену из фильма ужасов. У меня та собака стоит перед глазами каждый раз, когда заходит вопрос о том, усыплять или нет. Те, кто жил в девяностые годы в Сосновой Поляне в Петербурге (Ветеранов 137 — 139) могли видеть относительно молодого мужчину, бережно выносящего на улицу боксёршу. Только боксёрского у неё оставался один лишь прикус.

То, что я увидела, придя на вызов, меня, достаточно закалённого человека, повергло в шок. Представьте себе собаку, которая должна весить килограммов сорок. И она весила эти сорок, но как! Само тело — десять, и опухоли — тридцать! На ней живого места не было.

Все железы свисали до земли, гроздья опухолей висели на плечах и спине, спускались по ногам. Свободной оставалась только голова и часть шеи. Почти все шишки уже открылись свищами и из них постоянно тёк гной с сукровицей. Запах стоял. На бумаге его не передать. Стоять самостоятельно собака не могла. Есть тоже. И пить. Глаза.

Если вы не видели глаза страдающего многие годы от невыносимой боли существа, вы ещё ничего в жизни не видели. Она плакала! А хозяин, я его убить была готова, свою собаку любил! Мать его. Любил, блин! Видели бы вы, с какой нежностью он приставлял её к стенке, снимал футболку, в которой она была, промывал каждую опухоль, высушивал, смазывал!

Как он поднимал её на руки и нёс по лестнице на улицу, бережно придерживая её там, чтобы не упала! Она и шагу то ступить не могла. Но каким-то чудом присаживалась и писала. Как он вливал в неё бульон и впихивал что-то протёртое в слабую пасть, заставляя проглатывать.
И когда я задала самый главный вопрос, что же он её не усыпляет, этот любящий мне ответил: «Я не могу! Она ТАК на меня смотрит!»
Да, она смотрела. Но не жизни она у него просила, я в этом уверена. Она молила о смерти. И если бы собаки были способны на самоубийство, она бы это сделала.
Фразу: «Я не могу! Она так на меня смотрит!» — я слышала потом ещё несколько раз, но как бы там ни было плохо собакам, какие бы они мучения не терпели, с мучениями этой боксёрши сравниться не могло ничто.

Один раз я усыпляла кота, у которого не было морды — рак её полностью съел. В нечто страшное хозяйка запихивала еду. Кот весил килограмма полтора, еле живой, обезвоженный, а хозяйка старательно поддерживала в нём жизнь. Но она хоть в беседе со мной осознала, что была неправа.
Бывают случаи и наоборот. Меня позвала женщина усыпить её кошку. Я увидела весёлое подвижное существо и спросила: «За что?». Опухоли у неё были относительно небольшие, прекрасно можно было прооперировать. По анализам видна была почечная недостаточность, но внешне она никак не проявлялась. Я уговорила на операцию. Дальше хозяйка трепала мне нервы — мол, зачем, я её уговорила.

Читайте также:  Как перевезти стеклянные банки в самолете

Адекватно обрабатывать шов она не могла, я забрала на время кошку к себе. Денег за «стационар» с неё не брала. Справилась и с подмокшим швом, и с обострениями ЖКТ-заболеваний. Почки о себе не давали знать. Отдала, но радости у хозяйки не было.

Она ПЕРЕЖИВАЛА. Из-за своих комплексов, из-за того, что она не хотела спокойно реагировать на происходящее, она готова была предать смерти умнейшую кошку.

Для непосвящённых. Собаки и кошки редко показывают свою постоянную боль. Встречаются животные-симулянты, и мы как-нибудь о них ещё поговорим, но в массе своей боль они терпят. А если эта боль уже живёт с ними, то тогда вы вообще не заметите, что у собаки что-то болит. Просто будете думать, что она себя плохо чувствует.

Но если собака начинает стонать, значит боли становятся невыносимыми. Моё мнение — любую самую сильную боль можно и нужно терпеть, если есть шанс на спасение, выздоровление, в зависимости от ситуации. Но если вы помочь своему животному не в силах, то зачем его мучить?
Но как узнать, уже пора усыплять, или нет?
Для меня самым главным является такой показатель — радуется ещё собака жизни или уже нет. Если прогулка, еда, приход хозяев вызывают эмоции, то она ещё хочет жить, и потерпит. Но если собаке уже всё равно, то зовите врача. Не надо переполнять этот мир болью.

Другие примеры можно найти в моих произведениях, в частности в «Дратхааре», кажется в главе «Один» (это не по номеру, это название такое).

Теперь что касается опасности. Она может быть разной. Травматической или инфекционной.
Травматическая — это когда животное может кого-нибудь покусать или поцарапать. Кошки иной раз бывают гораздо опаснее собак. И достаточно часто они внезапно сходят с ума. В некоторых случаях можно было бы попробовать заняться психиатрией кошек, но чаще всего в семьях есть дети и тогда кошка подлежит усыплению. Поводы для агрессии бывают самые разные.

Они могут быть плохо воспитаны.
Они могут бояться чего-нибудь. Они могут совершенно справедливо наказывать человека. В каждой ситуации надо вдумчиво разбираться. Советую почитать у нас на прозе: «ДЖЕК — О, ХАРЯ» (Вадим Лозовский) и «Гималай» и «Ошибка Гималая» (Сергей Цлаф).
Только тогда, когда нет никакой возможности для перевоспитания, когда собаку не пристроить в питомник или в будку на цепь, где её агрессия будет приносить пользу, только тогда можно говорить об усыплении. К счастью, мне пришлось делать такое всего лишь раз, тогда собака абсолютно реально сошла с ума.
Инфекционная опасность — это когда животное болеет чем-то, что опасно для человека. В первую очередь — это бешенство. К счастью, не слишком часто встречающееся.
Опасен туберкулёз. Но у животных крайне редко диагностируется, да и заражаются обычно они от людей, а не наоборот.
Лептоспироз — у собак неплохо лечится, у людей тоже должен лечиться.
Токсоплазмоз — я бы из-за этого усыплять не стала. Байки о том, что домашние кошки заражают своих хозяев, несостоятельны. Если вы позволяете кошке гадить по всей квартире, а потом позволяете себе убирать за ней раз в месяц, тогда вы можете заразиться от своей кошки токсоплазмозом, потому что за это время цисты в какашках созреют и будут готовы к заражению. От свежих какашек опасности нет.
Другие антропозоонозы встречаются или достаточно редко или не представляют серьёзной опасности.
Усыплять из-за микозов (стригущий лишай, микроспория) — это анахронизм, это можно прекрасно вылечить. Где-то у себя (возможно, опять в «Дратхааре») я описывала ситуацию с усыплением из-за микроспории.
Отдельная тема — ещё не мучительная онкология со свищами и стафилококкоз в семьях, где есть кто-то с ослабленным иммунитетом (СПИД, старики, младенцы, после химиотерапии, лечащиеся от аутоиммунных заболеваний). И усыплять вроде не за что, и совместное проживание лучше исключить.
Из-за глистов усыплять вообще глупо. За исключением одного варианта, который будем рассматривать в главе «Гельминты». Но он для людей не опасен.

Переходим к третьему пункту.
Тут всё и просто, и сложно одновременно. Есть собака. Допустим, операция ей поможет. Но может потребоваться вторая и третья. А силёнок у неё уже маловато. И сопутствующих диагнозов полное лукошко. А хозяева еле-еле сводят концы с концами.

Читайте также:  Почему на камчатке нет железной дороги

Да ещё и инвалиды в придачу. Где им за прооперированной собакой ухаживать, самим бы прожить. Если бы знать точно, что всё не напрасно, может и денег назанимали бы, и попросили кого-нибудь помочь. А тут вилами на воде писано, да и вообще, лет уже около четырнадцати собаке. Если и проживёт ещё, то год — два, не больше.
Или, сбитая дворняжка. Явно уличная. Перелом бедра. Подобрали люди, которые ни содержать у себя (общежитие), ни оплачивать дорогостоящую операцию остеосинтеза (студенты) не могут. Других желающих взять на себя заботу — нет.

Что делать?
Как говорится, думайте сами, решайте сами. Врач тут может только выдать полный и честный расклад.

Всегда ваша, ветврач Орлова Валерия.

Все советы вы можете найти по ссылкам:

Если вы захотите почитать мои другие произведения, не связанные с ветеринарией, нажмите на мою фамилию с именем и попадёте на мою страницу на proza.ru. Там выбирайте то, что понравится.

P.S. Жители Петербурга и Ленобласти могут обратиться ко мне по тел. 8-950-013-47-38 или 8-911-010-93-00. С первого номера могу спокойно перезванивать по всей России. На нём же установлен WhatsApp и Телеграмм. Но сообщение могу увидеть не сразу.

Поэтому рекомендую звонить.

На конец 2022 года номера актуальны и менять их не собираюсь. Иногда выезжаю по своим делам в другие города и попутно могу там дать консультацию или прооперировать. Люблю читать лекции. Можете организовать группу и позвать меня, если я где-то мимо проезжаю )))

В октябре 2022 г. начинаю вести большой курс «Здоровье животных и их хозяев». Присоединиться к нему можно будет и позже, но пропущенные занятия получится пройти только в записи.
Подробнее про курс здесь http://proza.ru/2022/10/12/138

Если я указываю номер телефона, значит звонить мне можно. Бывает, что звонить стесняются, разыскивают меня в социальных сетях, зачем-то пытаются выяснить моё отчество. Будьте проще ))) Если вопрос короткий, то отвечу без проблем. Если нужна подробная консультация, то буду признательна за какое-нибудь денежное вознаграждение. Размер на ваше усмотрение.

Ветеринария сейчас не является источником моего основного заработка. Просто по принципу «Любая работа должна быть оплачена, чтобы был толк». Когда оперирую или просто занята, не отвечаю, но потом обычно перезваниваю. Звонок надёжней, сообщение может затеряться во множестве других, не самых важных.

Могу оказаться полезной вам и в понимании того, как выжить в современных условиях.

Источник: proza.ru

Надо кошку усыпить. Как это пережить.

моя ахренительно гуманная подруга три месяца промучала кошку. врачи сразу сказали — шансов нет, но она до последнего над ней издевалась. уколы, капельницы, таскания по разным клиникам.
через три месяца мучений животное сутки умирало в агонии.
это я для

ХитроМудрая

Екатеринбург

Действительно, очень тяжелая тема. Думала, уже успокоилось в душе все, а нет, как вздрогнуло сейчас.
10 лет назад усыпила своего любимого пёсу — 15 лет ему было и за 4 дня, внезапно, здоровый и жизнерадостный, «сгорел». На капельницах, на уколах 4 дня выхаживали, доктор домой приезжал ежедневно. И даже показалось, что стало лучше, когда он вдруг встал и захотел пройтись. А потом начал все время скулить, гавкать — на мучения невозможно было смотреть. И ночью, когда я приняла таки решение отпустить его, мы гнали на машине в клинику к своему доктору, и я целовала его и просила еще совсем немножко потерпеть, что скоро все пройдет.
Усыпляли тоже двумя уколами. Первый укол я была рядом. А на втором выгнали. И плакала, и умоляла остаться — ни в какую не оставили. А я вот никак простить не могу себе, что категорически не настояла на присутствии.

И страшно сейчас, что тогда, 10 лет назад это могло произойти так, как пишут выше.
А 3 года назад у 19-летней кошки обнаружилось раковое образование. Оперировали. Хотя и понимали, что если и продлим век, то ненадолго. Три месяца еще после операции прожила. Последние два месяца уже еле ходила, ела мало. Потом просто, ни с кем не попрощавшись, уснула под шкафчиком навсегда.

Некогда все было — ребенок 4-месячный на руках. Знать бы, что вот они — последние часы, минутки. А все-таки намного легче, что ушла сама, когда пришло время.

Источник: www.u-mama.ru

Рейтинг
( Пока оценок нет )
Загрузка ...
Lady Today