Конкурс историй о любви: Любовь сильнее кризиса

Что Он и делал несколько раз за вечер, перемещаясь от автомата до автомата.

Слышимость была не из лучших , поэтому я садилась на пол, подтаскивала на длинном шнуре один телефонный аппарат ко второму и слушала Его горячие слова сразу из двух трубок, не отдавая ни одного из них треску и шорохам.

Я не помню их, но помню ритм, звук и ощущение полноты жизни.

Падал снег с коричневого у фонарей неба, заметая его фигуру в черной хламиде.

В городе появились первые ларьки с импортными рулетами и жевательной резиной, разноцветными бутылками со спиртным, и невкусной иностранной колбасой.
Менялась страна, люди начинали уходить с умирающих заводов на рынки, образовывались кооперативы и зао.

Работа в аптеке была необременительна и интересна – утром я бежала в поликлинику и ходила по кабинетам с аннотациями и рецептами, общаясь с врачами и пациентами. Надо было успеть оббежать врачей, сходить в гости к массажистам – к невидящему Вите и большой и доброй Наташе. Мы читали Довлатова и стихи, смеялись и пили чай. Жизнь была спокойна и казалось что так будет всегда.

В стране набирали обороты грозные девяностые, вечером я вела курсы. Появилось много знакомых, а свободное время исчезло на пятнадцать лет.

Муж, потерявший полгода назад работу, уехал навсегда к больной матери в убитый городок Иваново. На мне остались парочка мальчишек и раздрызганная страна.
Но все это было не трудным — ведь мне все время звонил Он !

Я съездила на курсы повышения квалификации в Волгоград. Все складывалось и расцветало. По утрам мы ходили на Волгу и рвали распускающиеся цветы яблонь и вишен для чая , занимались цигуном. Я ходила по заданию любимого на Волгоградскую биржу и терпеливо переписывала телефоны и названия новорожденных фирм.

Вечером во врачебном общежитии летела в конец коридора к телефону – скорее погрузится в теплое пульсирующее облако его голоса .
Я заболела любовью.

Из Волгоградского мединститута усовершенствования мы поехали с молодой преподавательницей на Хутор популярного в те годы Порфирия Иванова.
На Хуторе негромкие люди с чистыми глазами, приехавшие из многих городов огромной страны, обливались холодной водой, терпели без еды и питья с вечера пятницы до 12 часов дня воскресения. Пели песни, пытались разобраться в каракулях тетрадей Паршека и верили в лучшую долю. Лучшую долю страны. Им казалось, надо потерпеть – и тогда Новая страна – справедливая сильная и красивая – проклюнется и выйдет из разбитого хаоса перестройки.

Появились ваучеры и пирамиды. Телевидение наперегонки предлагало акции МММ и прочих образований. Кооперативы делали деньги. Первые продавцы жвачек богатели за день продаж.

Мой любимый занял в долларах крупную сумму денег и поехал покупать в Москву к другу запчасти к компьютерам .

Вместо этого они купили на все деньги акции очередной пирамиды и Он приехал с чемоданом макулатуры. Через три дня акции МММ полетели, а за ними – и остальные.

Повис огромный долг, который угрожающе разрастался следом за ежедневно растущим курсом и процентами. Его поставили на счетчик.

В зияющую дыру улетела машина, все деньги, дружба с москвичом, хорошие отношения с приятелями, семья и вера в лучшее.

Он ушел с работы, где недавно стал директором торговой фирмы – только зарегистрировал в администрации фирму – тут же пришли бандиты с требованием своей доли.

Бандиты играли в Робин Гуда, их главарь спас от смерти сына моей знакомой в быстрой холодной реке, но убил дело моего любимого, угрожая встретить его маленьких сыновей.
Странно, что многие соглашались с их правом брать незаработанное.

Любимый ушел из дома, от телефона, залег на дно.
Сумма росла. Он собирался ехать валить лес – при том, что при наклонах и большой физической назрузке задыхался и не мог откашляться .

Рейтинг
( Пока оценок нет )
Загрузка ...