Конкурс историй о любви: Мне нравится твое небо

На улице шел мокрый снег, под ногами мокрая снежная каша, а на душе скребли кошки. В последнее время на Славу часто нападала хандра – он не знал почему.

Все шло своим чередом: прекрасная большая квартира в центре города, любимая работа, преданные друзья, милая сердцу девушка.

Казалось бы, все просто замечательно, его что-то мучило. Неожиданно зазвонил мобильный. Это была девушка Славы, Марианна, стандартная блондинка с голубыми глазами. Он не стал отвечать. Грусть одолевала его с каждой секундой больше и больше.

«Запить что ли?» – подумал тоскливо. Но вместо бара отправился к Игорю.

— Говоришь, тошно? – разливая кофе, спросил приятель.- Это у тебя синдром усталости.
— Тоже мне диагноз! – усмехнулся Слава.
— Представь себе! Хочешь, дам совет?
— Спасибо, не надо! Ты детский врач, вот детей своих и лечи!

— Мда -а-а, – многозначительно протянул его друг,- тяжелый случай. Кстати, насчет детей… У тебя ведь отпуск скоро. Не хочешь пару недель волонтером у нас поработать? Сразу вся хандра пройдет уверяю!
— Так я в медицине не смыслю!
— И не надо. Будешь разговаривать с детьми, читать им книжки. Иногда слово помогает лучше всякого лекарства.

— Слово? Сомневаюсь….
— Тогда поверь моему опыту. Знаешь что самое трудное? Сделать так, чтобы больной поверил в то, что выздоровеет. Иначе медицина бессильна.
— Ну… не знаю…. Продолжал он сомневаться. – Сказать по правде, мне еще с детьми не приходилось общаться…
— Скажи лучше, что дрейфишь! Я прав?
— Ладно, – пробурчал Слава. – Считай уговорил!

Той ночью он не сомкнул глаз. Дождавшись утра, Слава отправился в ближайший магазин и накупил сладостей.

— Что это ты с собой приволок? – кивнул на объемные пакеты, спросил его при встрече Игорь.
— Как что! Подарки, конечно. Не идти же к больным детям с пустыми руками….
— Ясно. А что купил? Игрушки?
— Еду. Вернее, сладости. Бисквиты, конфеты, шоколад…

— Конфеты? – Игорь провел рукой по небритому подбородку. – Черт, забыл предупредить: нельзя им сладкого: оно вызывает тошноту… Оставь в ординаторской – пусть девчонки разберут.
Получив ответный кивок, приятель повел Славу знакомится с завотделением.

— Наталью считают железной женщиной, но для больных она Бог. Безнадежных с того света возвращает. Разгильдяйства не терпит. Сама сутками быть здесь готова. Думаю, ты с ней тоже поладишь!

Слава лишь плечами пожал: мол, чего загадывать? Поживем – увидим..

Первый день начался тяжко. Никогда он не думал, что будет испытывать что-то вроде вины, глядя на облысевших после химиотерапии детей, которые безвинно вынуждены терпеть поистине адские муки.

Слава старался быть как можно полезнее и хватался за любую работу: возил ребят на процедуры, играл с ними в «морской бой» и «крестики нолики» , разговаривал… И только один парень, четырнадцатилетний подросток по имени Роман , не хотел ни с кем общаться.

Обедать отказался – лежал, отвернувшись к стене. Когда я пытался его уговорить, зло дернул плечом: «Отстаньте! Не хочу никого видеть! И есть не хочу – быстрее умру»!

— Идите во вторую палату, Олег, услышал я за спиной голос заведующей. – Я сама поговорю с Ромой.

Слава послушался. Войдя во вторую палату, он неожиданно для себя оробел. На маленькой кроватке лежала прелестная молодая девушка, которая напомнила ему свою умершую сестру.

Увидев человека в белом халате, она осторожно повернула голову к окну, откуда лился солнечный свет и тихим голосом спросила: «Снова на химию?».

Слава четко видел блеск маленького хрусталика, проскользнувшего по щеке Лады. Да, именно так звали некогда веселую девушку, которой, как потом оказалось, шел лишь девятнадцатый год.

Рейтинг
( Пока оценок нет )
Загрузка ...