Конкурс историй о любви: Муж подруги моей мамы

Мне было 13, ему было 25. Было лето, море, дача. Подруга моей мамы привела знакомиться своего нового мужа.

Брак был второй. Первый был катастрофической неудачей. На правах старшей подруги мамуля давала советы и переживала за Томочку. Женщины обсуждали, советовались, опасались и радовались. Мужчины ловили бычков на креветку с берега.

Новый муж Томочки был отъявленным бабником. И мамуля боялась, что Томочке опять не повезет. О чем она делилась с папой, когда Томочка ушла и увела за собой своего бабника, мастера спорта по академической гребле, Аполлона и по совместительству – очень добычливого мужика.

Он был Богом, а я хмурым, толстым подростком, с вечной книжкой и бутербродом. С мрачным занудством и взрослыми, странными стихами.

Подростком, который все слышал, видел, знал, делал свои выводы и жил в двух мирах, свободно перемещаясь из своего мира в мир взрослых. Они в моем не бывали никогда. А я в их мире на правах лазутчика знала все.

Толстые молчаливые девочки на самом деле хитры, коварны и изворотливы. Из них получаются самые лучшие шпионы-невидимки.

Жизнь продолжалась, Лазутчик с острыми ушами под прикрытием очередного бутерброда и томика Ремарка беспрепятственно слушал разговоры родителей о проблемах на работе, зарплатах, покупках. Сплетни о знакомых и что Томочка опять нашла помаду на рубашке мужа, но он, как обычно, клянется что ни-ни.

Что он купил машину, новую квартиру и отправил на все лето отдыхать Тому с сыном в Прибалтику. А сам устроил на даче Содом и Гоморру. Что у Томы чудные бриллианты, а у их сына Славки проблемы с гландами. И, кажется, он связался с браконьерами, торгует рыбой и икрой. И когда успевает, работая на двух работах?

Я где-то прочла, что Ахматова говаривала о странном пристрастии женщин: они любят не красивых или умных, богатых или сильных мужчин. Женщины любят тех мужчин, которые обожают женщин. Вот так просто!

Встреча 2

Ночь яблоком стучит в окно. Строка из песни. Ночь врывалась горячим воздухом пустыни в открытые окна машины. О лобовое стекло бились мошки. Пустую дорогу перебегали ежики. Редкие фары навстречу. И красные огоньки глаз неведомых пустынных существ, которых почему-то влекла ночная трасса вдоль моря.

Скорость 120 км, песня Любэ, молчаливый водитель за рулем и я на заднем сидении. С запашком табачка и медленно выветривающимся хмелем.

О, эти каникулы после первого курса! Когда мы, вчерашние школьники, приехавшие домой, друг перед другом выпендривались и старались доказать, кто круче. Взрослые утехи без проблем взрослой жизни! Новизна и яркость ощущений, когда не совсем понимаешь, что ты делаешь и зачем, но торопишься, торопишься – для чего? Жадно пьешь из не совсем чистого стакана, не замечая дурного привкуса и горчинки.

Мы, студенты уже второго курса, бывшие одноклассники, «по-взрослому» решили оторваться на море.

Каждому было чем похвастать, и мы торопились, чтобы не дай Бог, кто-то не переплюнул, не одел юбку короче, купальник ярче, не поцеловал девчонок больше и не рассказал о технике куннилингуса раньше.

Мне безумно хотелось явить новую фигуру, и умение держать сигарету, небрежно стряхивая пепел. Новые босоножки и новую прическу. И какая я старая, мудрая, опытная, и при этом – безумно очаровательная и порочная. Блин, было же время!

Все оказалось скучно. Пиво стало быстро теплым, шашлыки слопали моментально. Накупались и напрыгались на волнах, вымыть голову, полную песка, было негде. Сидеть вокруг костра на берегу моря полагалось в обнимку и целуясь взасос.

Потом надо было отползать за бархан, в ночь. Слава тебе, Господи, в какой-то (последний!) момент все взбунтовалось и возмутилось внутри – с чего я должна делать что-то только потому, что так положено по сценарию? Ну не хочу я этого костра и прыщавого секса под барханом!

Рейтинг
( Пока оценок нет )
Загрузка ...