Кто изображен на портрете

«Для удовлетворения любопытства любителей куриозов»: кто изображён на так называемом портрете Лжедмитрия II? Сохранилось несколько портретов начала 17 в., дающих наглядное и в целом достоверное представление о том, как же выглядел Лжедмитрий I – самозванец, занимавший русский престол в 1605–1606 гг. Однако облик его не менее знаменитого преемника по самозванческой интриге – Лжедмитрия II – не был запечатлён современными ему художниками.

В начале 21 в. В. Н. Козляков предполагал, что на знаменитом портрете Лжедмитрия I, происходящем из Вишневецкого замка (ныне в Историческом музее , Москва), художником представлен не первый самозванец, а Лжедмитрий II ( Марина Мнишек. Москва, 2005. С. 185). Но вскоре историк отказался от этой атрибуции, признав портрет «каноническим» изображением Лжедмитрия I в «обличье неудачника и лжеца» ( Лжедмитрий I. Москва, 2009. С. 219).

Вместе с тем в литературе (в том числе в научной и учебной) неоднократно воспроизводился погрудный «портрет Лжедмитрия II». На нём самозванец предстаёт почти в полуанфас: это мужчина средних лет с крючкообразным носом с горбинкой, тяжёлым взглядом, чуть загнутыми кверху усами и кудрявой узкой бородой, одетый в меховую шапку, украшенную пером.

Опрос: кто изображен на портрете?

Так, это изображение мы видим в сборнике очерков В. В. Назаревского «Патриарх Гермоген, народные ополчения Д. М. Пожарского и К. З. Минина и избрание на царство Михаила Феодоровича Романова» ( Москва, 1911. С. 13), на обложке монументального исследования И. О. Тюменцева «Смутное время в России начала XVII столетия.

Движение Лжедмитрия II» ( Москва, 2008 ), на одной из вклеек в рассчитанной на широкую аудиторию книге Л. Е. Морозовой «История России. Смутное время» ( Москва, 2011 ) с комментарием «с изображения конца XVII в.», в качестве иллюстраций в учебниках для 7-го класса средней общеобразовательной школы с подписями «Лжедмитрий II» ( Андреев И. Л. История России : XVI – конец XVII века / И. Л. Андреев, И. Н. Фёдоров, И. В. Амосова.

Москва, 2016. С. 94) и «Лжедмитрий II. Предполагаемый портрет» ( История России. 7 класс. Ч. 2 / Н. М. Арсентьев, А. А. Данилов, И. В. Куркин, А. Я. Токарева. Москва, 2016. С. 14).

Этот же портрет активно используется в интернет-энциклопедии Википедия , причём в её российской версии в статье «Лжедмитрий II» подрисуночная подпись трижды менялась: «Лжедмитрий II с прижизненного портрета» (сделана 20 июня 2008, удалена 29 ноября 2010), «Набросок портрета Лжедмитрия II» (сделана 17 августа 2012, заменена 12 февраля 2013), «Портретная фантазия художника XIX века» (сделана 12 февраля 2013, сохранялась к 23 июня 2022).

По мнению Р. Г. Скрынникова , высказанному в монографии «Смута в России в начале XVII в. Иван Болотников», этот портрет создан польским художником в 17 в., отразил «характерную внешность» Лжедмитрия II и является дополнительным доводом в пользу «достоверности версии» о еврейском происхождении самозванца ( Ленинград, 1988. С. 202).

Т. н. портрет Лжедмитрия II. Иллюстрация из книги: Материалы для русской иконографии. Вып. 2. Санкт-Петербург, 1884

Кто на портрете? Тест: Угадай писателя.

Т. н. портрет Лжедмитрия II. Иллюстрация из книги: Материалы для русской иконографии. Вып. 2. Санкт-Петербург, 1884. Государственная публичная историческая библиотека России. Т. н. портрет Лжедмитрия II. Иллюстрация из книги: Материалы для русской иконографии. Вып.

2. Санкт-Петербург, 1884. Государственная публичная историческая библиотека России.

О том, что человек, изображённый на указанном портрете, в действительности не является Лжедмитрием II, писал ещё коллекционер Д. А. Ровинский , хотя он ошибочно посчитал приметы стольника М. А. Молчанова, в 1606 г. недолго выдававшего себя за якобы спасшегося Лжедмитрия I, словесным портретом самого Лжедмитрия II. Включая т. н. портрет второго самозванца в свой труд «Материалы для русской иконографии», исследователь пояснил: изображение не имеет «никакого археологического», т. е. исторического, «значения» и издано лишь «для удовлетворения любопытства любителей куриозов» ( Санкт-Петербург, 1884. Вып. 2. С. 4. № 52. Примеч. под знаком «*»).

Читайте также:  Как обустроить кладовую в квартире

Д. А. Ровинский взял гравюру (помещена между страницами 58 и 59) из 2-го тома книги «The ancient and present state of Moscovy, containing a geographical, historical and political account» («Древнее и современное состояние Московии, включающее географическое, историческое и политическое описание»), вышедшей в Лондоне в 1698 г. На титульном листе указан её автор – J. C. M. D., т. е. Йодокус Крулл, доктор медицины, – английский врач немецкого происхождения, живший во 2-й половине 17 – начале 18 вв.

В книге Й. Крулла т. н. портрет самозванца подписан «The second counterfeit Demetrius» («Второй ложный Димитрий»), поэтому некоторые историки датировали гравюру концом 17 в. Однако знакомство с ней показало: она не является оригинальным произведением конца этого столетия, а выбрана издателями и/или автором книги из числа гравюр, выполненных 60 годами ранее, и опубликована в зеркальном отображении.

Портрет Кира II Великого. 1615–1647

Речь идёт о «Погрудных портретах философов и царей» («Bustes de Philosophes et de Rois») – серии из 36 гравюр, изданной крупным французским типографом Ф. Ланглуа (1589–1647) не позднее 1637 г. в Париже ( Cyrus, roi de Perse // Plateforme Ouverte du Patrimoine ). «Портрет Лжедмитрия II» (он значится под № 13 среди гравюр 2-го состояния издания Ланглуа) озаглавлен «CIRUS PERS. REX», т. е. Кир, персидский царь [ныне в Музее искусства в Филадельфии ( отпечаток 1-го состояния ), Музее изящных искусств в Нанси (отпечаток 2-го состояния), Рейксмюсеуме (Амстердам; отпечаток 1-го состояния ), Австрийской национальной библиотеке (Вена; отпечаток 2-го состояния ) и др.].

Датировка гравюры музея. Портрет Кира II Великого. Гравёр: Жером Давид. Издатель: Франсуа Ланглуа. 1615–1647. Рейксмюсеум, Амстердам. Rijksmuseum, Amsterdam. Датировка гравюры музея.

Портрет Кира II Великого. Гравёр: Жером Давид. Издатель: Франсуа Ланглуа. 1615–1647. Рейксмюсеум, Амстердам.

Rijksmuseum, Amsterdam. В правом нижнем углу гравюры надпись: «F. L. D. Ciartres excudit / Cum Priuilegio», т. е. «На печатано Франсуа Ланглуа, по прозвищу Шартр / С привилегией», в правом верхнем углу (на гравюрах 1-го и 2-го состояний) – указание на автора живописного оригинала: «Il Padoanus Inuentor». Начало фразы представляет лигатуру (из трёх букв), которую следует читать как «Il» (определённый артикль) и «P».

Обычно эта лигатура расшифровывается как «H» и «P», и соответственно в ряде музейных описаний автором становится некто H. Padoanus. Вместе с тем Il Padoanus – работавший в 1-й половине 17 в. итальянский живописец из Падуи Алессандро Варотари по прозвищу Падованино (т. е. Падуанец) [ атрибуция оригинала французскому придворному живописцу К. Виньону, указанная, например, в Музее герцога Антона Ульриха (Брауншв а йг), неверна]. Имя гравёра отсутствует (им, как правило, считают француза Ж. Давида ). Гравюра выполнена в технике глубокой печати, по-видимому, зеркально отображает оригинал. Известно её позднейшее переиздание в г. Бассано (ныне Бассано-дель-Граппа, область Венеция, Италия) вновь в зеркальном отображении представителем семьи итальянских типографов Ремондини, о чём говорит надпись в правом нижнем углу: «in Bassano per Il Remondini», имя гравёра в левом нижнем углу нечитабельно ( Cyrus der Ältere, Großkönig von Persien // Österreichische Nationalbibliothek ).

Таким образом, фантастический «портрет Лжедмитрия II» – это не менее фантастический портрет Кира II Великого работы А. Варотари, известный по гравюре французского мастера.

Интересно отметить, что во 2-м томе сочинения Й. Крулла (между страницами 6 и 7) переиздана также в зеркальном отображении ещё одна гравюра из той же серии «Погрудные портреты…», атрибутируемая Ж. Давиду, – «Nangazahi Rex Japoniae» («Нангазахи, царь японский») с подписью «The first counterfeit Demetrius» («Первый ложный Димитрий»). На это заимствование обратил внимание сам Д. А. Ровинский ( Ровинский Д. А. Материалы для русской иконографии. Вып. 2. С. 4. № 51). На данной гравюре (ныне, например, в Британском музее , Лондон), сделанной с живописного оригинала К. Виньона, изображён не Лжедмитрий I, а условный японский император с выдуманным именем Нангазахи (очевидно, восходит к получившему распространение в Европе в 17 в. написанию названия порта Нагасаки ).

Читайте также:  Такс фри в Америке какой процент

Опубликовано 23 июня 2022 г. в 10:08 (GMT+3). Последнее обновление 23 июня 2022 г. в 10:08 (GMT+3). Обратная связь

Источник: bigenc.ru

Русский портрет: смотри в глаза

О людях, изображенных на этих старинных портретах, почти нет никакой достоверной информации. Зачастую ничего неизвестно и о художниках, их рисовавших. Тем не менее почему так волнует живопись? Какую тайну хранят эти полотна? О новой выставке «А это чей портрет?» из коллекции Музея В. А. Тропинина и частных собраний в галерее фонда IN ARTIBUS рассказывает Сергей Николаевич

Фото: Денис Гришкин/Агентство «Москва»

Название этой выставки вызывает в памяти мгновенную ассоциацию с давним спектаклем «А чой-то ты во фраке?». То же удивление, смешанное с любопытством. Почему нам так важно знать, чей это портрет? Кто автор? Кто модель? Ведь чаще всего с известной уверенностью можно обозначить лишь время, эпоху, некий художественный круг, где следует искать переклички с другими художниками.

Рокотов, Левицкий, Боровиковский, Тропинин, Венецианов… Великие имена, знакомые нам с первых детских визитов в Третьяковку или Русский музей. У каждого из них имелись свои ученики, эпигоны, подражатели. А было среди их современников и немало достойных мастеров, кого при жизни обошли слава и успех. Даже имена их стерлись. Зато портреты, которые они написали, сохранились.

Сколько их, безымянных, попрятано по музейным запасникам, сколько находится в частных собраниях — не счесть!

Конечно, выставка из собрания Музея В. А. Тропинина и частных коллекций, которая недавно открылась в галерее фонда In Artibus, на какой-то исторический охват и академическую основательность не претендует. Но даже в нынешнем камерном виде она дает представление о феномене русской портретной живописи XVIII–XIX веков. Все просто, без мудреной концепции и дизайнерских вычурностей.

Просто лица на белой стене. Кто-то смотрит на нас зорко и строго, кто-то, наоборот, мечтательно и отстраненно. Кто-то с холодной, светской учтивостью, а кто-то довольно хмуро. По-разному. Но глаза живые.

Все-таки главное свойство старинной качественной живописи — не столько сходство с оригиналом, подробная обстоятельность разных оборок, жабо и орденских лент, сколько вот эта неуловимая тайна, мерцающая в глубине глаз, в самом выражении лиц, в теплом сиянии кожи, прописанной невесомыми касаниями кисти. Сейчас уже так не умеют. Нежный трепет, тихий свет, негаснущие краски. Любовь к деталям, в которых, кажется, и заключена сама жизнь.

Фото: Пресс-служба

Лица тоже другие. Хотя при некоторой фантазии можно представить нынешних хипстеров в тех же красных жилетах и бархатных камзолах со стальными пуговицами, как на портрете неизвестного юноши кисти В. Боровиковского. Он и руку заложил за борт своего камзола, как Наполеон, и стрижка у него по последней моде, как у лондонского денди Браммелла.

И взор растерянный, туманный и в то же время ищущий, выжидательный. Чего он ждет? На что надеется русский денди «осьмнадцати лет»?

А рядом по контрасту с мастерской живописью Боровиковского — трогательный примитив домашнего изготовления: диптих из портретов двух неизвестных братьев неизвестного художника. И тоже они оба в красных жилетах (мода!). С серьезными, строгими, бледными лицами. Почти неразличимые в своем родственном сходстве и во фраках, явно сшитых у одного портного. Но если приглядеться, то уловишь и тайные различия: душевную мягкость одного, напряженную закрытость другого.

Читайте также:  Как в старину ласково называли мужчину

Источник: snob.ru

Кто на самом деле изображён на двух портретах мадам де Шеврёз?

В чешском замке Сихров хранятся два портрета, считающиеся портретами Марии Роган, госпожи де Шеврёз.

На первой картине изображена молодая девушка в костюме 1660-ых (в то время госпоже де Шеврёз было уже 60 лет и она вряд ли могла выгладеть подобным образом). Единственный аргумент — это подпись, но она не является бесспорным доказательством в силу других различий.

На второй картине изображены мальчик и девочка в одежде 1650-ых, в мифологических костюмах. Тут вообще полный абсурд. Как известно, Мария Роган родилась в 1600 году, в первый раз вышла замуж в 17 лет, а сына от первого мужа родила в 20 лет. То есть никак не могла смотреться рядом со своим сыном, как его старшая сестра.

К тому же в 1650-ых ей должно было быть 50 и больше, а сыну 30+, а на картине изображены дети. Атрибуция в качестве госпожи де Шеврёз видимо появилась из-за внешнего сходства между девочкой и девушкой с предыдущей картины.

31870160044_77fc433736_o

Но кто же на самом деле изображён на двух портретах? Недавно на аккаунте The Lost Gallery на сайте flickr.com появился вот такой портрет:

Изображена на нём Маргарита Луиза Орлеанская (1645-1721), дочь Гастона Орлеанского от второго брака, великая герцогиня Тосканы.

imageproxy3

Этот портрет — фрагмент картины из Версаля, хранящейся под инвентарным номером «MV 4240» и изображающей трёх дочерей Гастона Орлеанского от второй жены Маргариты Лотарингской: Елизавету Маргариту, герцогиню Гиз, Маргариту Луизу и Франциску Магдалину, герцогиню Савойи.

Portraits of Margaret Louise

Маргарита Луиза с этого портрета — практически одно лицо с представленными выше девушками:

Эта принцесса как раз вышла замуж в 1661 году (костюм взрослой девушки, как уже упоминалось, соответствует 1660-ым), портрет видимо был написан тем же неизвестным художником, что и портрет сестёр (возможно Шарлем Бобрюном). В случае с портретом девочки есть очень правдоподобное объяснение тому, с кем она изображена. Кроме трёх дочерей, Гастон имел во втором браке ещё и сына: Иоанна Гастона, герцога Валуа (1650-1652).

Иоанн Гастон Орлеанский на гравюре.

Принц был долгожданным наследником, но к несчастью отца, умер в раннем детстве от диареи. Его годы жизни как раз пришлись на 1650-ые, которым соответствует костюм девочки с сихровского портрета. Между братом и сестрой была 5-летняя разница в возрасте, потому Маргарита должна была быть крупнее Иоанна Гастона, что и наблюдается на портрете. Поэтому версия с детьми Гастона Орлеанского более правдоподобна, чем версия с госпожой де Шеврёз, слабая со многих сторон.

На аукционах я нашла ещё несколько портретов, на которых так же изображена Маргарита Луиза Орлеанская (потому как их лица тоже почти одинаковы с ней, а платья соответствуют моде 1660-ых):

Эта картина была выставлена на аукцион под названием «Анна Австрийская в образе Справедливости».

10245541_fullsize

Этот портрет был выставлен на аукционе Bukowsis как «Портрет мадам Монтеспан в образе охотящейся Дианы» работы Пьера Миньяра.

Ещё один портрет Маргариты Луизы, тоже не атрибутированный, я нашла на сайте музея Метрополитен:

Источник: ru-royalty.livejournal.com

Рейтинг
( Пока оценок нет )
Загрузка ...
Lady Today