Почему таджики не любят русских

М инистр внутренних дел РФ Владимир Колокольцев 29 августа 2023 года провел встречу с таджикским коллегой Рамазоном Хамро Рахимзодой. Стороны обсудили сотрудничество по миграции и борьбе с транснациональной организованной преступностью. Взаимодействие по этим вопросам носит характер особой важности для обеих стран: в РФ находятся миллионы трудовых мигрантов из Таджикистана.

Всемирный банк утверждает, что в 2022 году таджикский ВВП на 49% (5,2 млрд долларов) сформировался за счет переводов трудовых мигрантов. Экспорт рабочей силы является вопросом жизненной важности для Душанбе, однако и для Москвы это особое направление, без которой экономике страны не прожить. Россия вследствие демографических трудностей и ажиотажного спроса на работников в строительстве, ЖКХ, сфере услуг и промышленности не может отказаться от работы с трудовыми мигрантами из Таджикистана, а также других стран Центральной Азии.

Русских не любят сами русские

Все это вынуждает Москву и Душанбе развивать сотрудничество, но пока здесь зафиксировано больше односторонних действий, чем реальных компромиссов.

Таджикистан отправляет в Россию рабочие группы, которые не имеют реальных полномочий, а Москва сосредоточена на несистемной работе с мигрантами, которая выливается в рейды на рынки и стройки.

Стороны хорошо взаимодействуют по вопросу борьбы с организованной преступностью, но по трудовой миграции значительных продвижений нет. Таджикская сторона периодически выступает с заявлениями политического характера, а Москва это направление полностью отдала МВД.

Половина всех нарушений российского законодательства, которые сегодня вменяются таджикам и другим иностранным рабочим, заключаются в работе без патентов и в отсутствии регистрации. Когда человек приезжает на работу в РФ, он должен найти место, где поселиться, благодаря чему возникла тема резиновых квартир, где люди зарегистрированы, но не проживают. Все это говорит о том, что необходимо создавать в стране специальный сервис — например, сеть муниципальных и государственных общежитий, где на первое время давать людям жилье и прописку. Вторая проблема — это оплата патента, который нужно превентивно уплачивать сразу по прибытию в страну, а не после того, как человек что-то заработает. Эти обременения больно бьют по рабочим и провоцируют последующие нарушения

Александр Сафонов,
профессор Финансового университета при Правительстве РФ

Миграционный вопрос в России контролирует МВД, ведомство фиксирует нарушения и выносит процессуальные решения, но, как считает профессор, такой порядок не оптимален с точки зрения экономики. Госорган, мотивированный на решение народнохозяйственных задач, справился бы лучше.

«Здесь больше проблем с российской стороны. По законодательству РФ иностранец может находиться в стране до 12 месяцев, а дальше он должен покинуть территорию и затем снова въехать, потратив на это деньги. Предоставление более продолжительных временных квот для некоторых работодателей было бы правильным решением, может быть даже перенос этого принципа на патент. В России много законодательных заковырок, которые мешают работе с иностранной трудовой силой», — констатирует Сафонов.

Читайте также:  От Уфы до Байкала сколько км

Священник Дмитрий: Мы должны учиться у таджиков! #short #таджики #русский #таджикистан #россия

Однако Таджикистан не затрагивает эти вопросы на межгосударственных переговорах с Россией. Власти этой республики не проявляют особой обеспокоенности причинами постоянных депортаций своих граждан и не предпринимают попыток организовать системное информирование потенциальных мигрантов об особенностях легализации в российской юрисдикции.

Душанбе иногда заявляет о нарушении прав своих граждан, а Москва в ответ сообщает о зафиксированных случаях нарушений внутреннего законодательства, ситуация напоминает два монолога и не ведет к решению проблем.

Визиты таджикских рабочих групп в российские города ничего не поменяют, результата можно достигнуть только в рамках конструктивного диалога Москвы и Душанбе. Решение заключается в движении в сторону создания единого трудового рынка на пространстве СНГ, а также в выработке четких правил по приему и обеспечению жильем и работой мигрантов как из Таджикистана, так и других государств Центральной Азии.

Подписывайтесь на Media-mig.ru в Новостях Дзен Telegram
Нашли ошибку в тексте? Выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter

Источник: media-mig.ru

«Читать-писать не умеем, на работу никто не берет»: как в России живут мигранты из Таджикистана и почему они попрошайничают

Жители мегаполисов ругают их и пугаются, кто-то осуждает, приговаривая «понаехали», а власти стараются не замечать проблем, которые возникают вокруг жизни этих людей. Одни работают уборщицами и дворниками, другие сидят в оживленных местах и просят милостыню. Корреспондент NGS.RU Настасья Медведева пообщалась с двумя женщинами, которые приехали в Россию из Таджикистана, и узнала, зачем они сидят и просят деньги на площади в центре Новосибирска, сколько зарабатывают на этом и почему не идут на обычную, легальную работу.

Зачем они сюда приехали?

В центре Новосибирска в последние месяцы можно часто наблюдать женщин, сидящих на бордюре или прямо на асфальте, в длинных одеждах, с покрытыми головами и протянутыми руками. Вокруг них, как правило, лежат вещи, мешки и тряпки, кругом бегают дети разных возрастов с пластиковыми кружками. Все просят у прохожих деньги.

Какое-то время я не решалась к ним подойти, потом на время они пропали, и вот наконец застала на месте. Достала немного денег и положила в контейнер. Женщины меня поблагодарили, после чего я начала диалог. Одна из них засмущалась, а другая согласилась рассказать историю жизни и пребывания в стране при условии, что их не будут записывать на видео и спрашивать фамилии.

Продавцы соседних точек говорят, что дети слишком тепло одеты

Гюльчатай и Марьям, именно так представились женщины, хотя они явно могли придумать имена, — родные сестры. Гюльчатай — старшая. Они родом из Таджикистана. Родились и выросли в кишлаке. Гюльчатай говорит, что столица Таджикистана Душанбе — очень красивый город, но в нем могут жить хорошо далеко не все.

Читайте также:  Как сделать кудри на волосы до плеч

На вопрос, почему уехали из Таджикистана, сестры объяснили, «кто там богатый — хорошо живет, а кто бедный — плохо живет, там вообще работы нет». Гюльчатай добавила, что те счастливчики, у кого есть работа, устраивают на места родственников и друзей. А с детьми устроиться еще сложнее. У Гюльчатай и ее супруга их пятеро, самой женщине всего . Мои собеседницы признались, что им сложно выжить в городах Таджикистана, потому что они без образования.

Женщины сидят прямо на асфальте

— Мы в кишлаке жили, в школе не учились, сразу замуж вышли — у нас такая традиция. Писать-читать не умеем по-русски и по-нашему тоже, никто нас грамоте не учил, — призналась Гюльчатай.

Как они живут?

В 2018 году молодые женщины вместе с мужьями и детьми переехали из Таджикистана в Россию. При этом сначала их выбор пал не на Новосибирск.

— Мы сначала в Челябинск переехали, но там остаться не смогли — не было работы, зарплаты маленькие, квартиру найти быстро не смогли. Потом уже сюда переехали, потому что у нас здесь родственники уже жили, наши, таджики, они уже снимали квартиру. Сейчас снимаем дом на две семьи, в одной половине живет сестра с мужем, в другой — мы, — объяснила старшая сестра.

Женщина жалуется, что цены в России высокие. Семьям сестер приходится платить рублей ежемесячно за аренду дома (по с пары), еще тысячи уходит за свет, воду.

Дети весь день находятся с мамами

— За патент платим, прописку, за квартиру, воду, свет, — говорит Гюльчатай.

У каждой семьи в доме есть отдельные входы, по . У Марьям детей пока нет. Семья Гюльчатай с . Двоих женщина родила на родине, одного — в Челябинске и еще двоих — уже в Новосибирске. Несмотря на то что у приезжей семьи есть дети школьного возраста, в школу они не ходят. Гюльчатай объясняет это отсутствием прописки, хотя раньше жаловалась, что им приходится за нее платить.

— Если прописка есть — возьмут, а нет прописки — не возьмут. Не ходят поэтому в школу они пока, — говорит многодетная мать.

А вот родители женщин, по их словам, остались в Таджикистане, так как уже в возрасте и не могут переезжать. Марьям и Гюльчатай по ним скучают.

— Мы не виделись года 2–3. Дорого ехать к ним. А они старые — не могут уже ездить туда-сюда. Туда ничего не идет — автобусы, поезда не ходят, только на самолете. А он дорогой.

Поэтому по телефону с ними разговариваем постоянно, — говорят сестры.

У ГУМа всегда много людей

Собеседницы пожаловались, что из-за неграмотности не могут найти хорошую работу и в Новосибирске — их попросту никто не берет. А мужья ругают за то, что они сидят на паперти.

— Когда есть работа — работаем. Когда нет — приходится здесь сидеть. Работаем уборщицами, еще фрукты-овощи перебираем. Тут (сидя и прося милостыню. — Прим. ред.) 200–300–400 платят, за уборку, например, 1000–1500. Мужья тоже везде работают — стройки, уборки. С и до ночи.

Читайте также:  Как заплести канекалон на длинные волосы

Иногда после работы железо собирают. Приличную работу им найти тоже трудно. Гражданства тем более нет, а его везде спрашивают. Мы про него не знаем, пытались 1,5 года назад сделать, — рассказывает мне собеседница.

Сестры рассказали, что они мусульмане, а потому не пьют и не курят.

— Нам такое грех, нельзя — не пьем, не курим. Для женщины это вообще такое нельзя. Еду покупаем в «Пятерочке». Мясо — говядину, баранину, курицу. Свинину нам есть — грех. Даже колбасу берем без свинины, халяль (всё то, что разрешено и допустимо в исламе. — Прим. ред.).

Во дворе готовим, — говорят сестры.

Также женщины поделились лайфхаком, где можно одеваться и экономить на этом. По их словам, покупать вещи в центре города — невыгодно, лучше это делать в другом месте.

— На рынке в дешевле. Например, тут одно платье стоит тысячи, а там за мы купим. Покупаем в магазине, а дома одеваемся. На улице не переодеваемся, — пояснила мне Гюльчатай.

Напоследок женщина любуется моими серебряными кольцами и гордо демонстрирует свое. Видимо, ей очень нравится серебро. После моего комплимента о том, что в свои 28 она очень молодо выглядит, расплывается в улыбке, вежливо прощаемся, а Гюльчатай громко зовет к себе детей — их «рабочий день» подошел к концу.

Неудобное соседство

Продавцы рядом расположенных точек недовольны новыми соседями. Они жалуются на непрошеных гостей, как и покупатели, — люди считают, что они выбрали не лучшее место для попрошайничества.

— Это не смешно, это уже проблема. Приходят сюда каждый божий день — то одни, то другие. Детей этих бедных в куртки, штаны толстые кутают. Я ей (матери. — Прим. ред.) ору: «Ты какого их так разодела? Себя так попробуй разодень». Они ничего не воруют, но дети лезут к прохожим, просят деньги, могут и обматерить.

Сердобольные им несут из магазинов полные пакеты — сухари, молоко, еще что-то. Безобразие. С этим нужно что-то делать, — возмущается местный продавец саженцев.

В мэрии сообщили, что этими вопросами не занимаются

В мэрии Новосибирска в ответ на запрос корреспондента NGS.RU заявили, что вопрос работы с мигрантами находится в компетенции правоохранительных органов. В полиции ответили, что один раз к ним уже обращались по поводу попрошайничества.

— 18 марта поступило одно сообщение по факту попрошайничества, которое зарегистрировали в полиции. При проверке сообщения информация не подтвердилась, — сообщили в ГУ МВД России по Новосибирской области.

В ведомстве добавили, что «постоянно проводят оперативно-профилактические мероприятия для пресечения, предотвращения, профилактики преступлений и правонарушений на территории города».

Источник: 74.ru

Рейтинг
( Пока оценок нет )
Загрузка ...
Lady Today