Пойдем со мной старой деве никто не

— Позор-то какой, Господи! И далась же мне на голову такая непутёвая! Уже и в городе спрашивают, мол, не из тех Васильков ли я, где невеста вчера сбежала?» Слышь, об чём толкую?! Развалилась она тут! Вставай!

— Пап, отстань, — сонно отмахнулась Аксинья и покрепче прижала к себе кота.

— Отстань! — буркнул отец, стягивая с себя парадный пиджак. — Натворила делов, а теперь отстань! Мужика, вон, ни за что, ни про что опозорила. Ведь нормальный он, Витька. Понятное дело, не мальчик уже, но и ты давно не девочка!

Аксинья цокнула и перевернулась на спину. Полосатый Мурзик теперь заливисто урчал у неё на животе, оставляя в кружеве свадебного платья

— Хоть бы платье сняла.

— Ему всё равно конец.

Отец подсел к ней на кровать. От размазанной под глазами косметики дочь походила на унылую панду и продолжала гладить примлевшего кота.

— Да чтоб он провалился, твой Мурзик! А ну-к.

Отец бесцеремонно взял за шкирку животное и, отшвырнув подальше, угрожающе притопнул ногой для закрепления эффекта.

Настя и новые правила поведения для детей

— Хватит дурочку из себя строить! Жалеешь, что замуж вчера не вышла?

— А, это. Нет. — ответила Аксинья так, словно речь шла о какой-то ерунде.

— И прощения просить у Витьки не собираешься?

— От! — отец в сердцах хлопнул по кровати. — А что ж тогда?

— Ничего. Просто буду жить, наконец, для себя. Мне никто не нужен. Устала я, пап. Я с 17 лет считай что замужем и сразу с тремя детьми. Не забыл, кто их всех вынянькал после того, как не стало мамы? Обстирывал, готовил, с уроками сидел?

А замуж надо было в 20 лет выходить за Калинина, но разве я могла уехать и бросить вас с маленькой Зоей? Нет! А теперь я как-то закостенела, стала переборчивой. Уж лучше одной, чем с кем попало.

— Знаю, Аксют. Моя вина, не уберёг мать и всё на тебя свалилось,- опустил голову отец. — Так зачем же ты соглашалась за Витьку?

— Не знаю. Тоскливо мне было после Зойкиной свадьбы. Думала, вот, младшенькую выпроводили, остаёмся с тобой одни. И такая обида меня взяла на судьбу. за всё. За молодость, что мимо. И тут Витя подвернулся: давай поженимся, говорит, что-ли. Вдвоём веселее.

Я смотрю на него — такой измятый уже, 45 ему, разведён. Подумала, может и правда веселее будет? Где мне в 37 лет женихов искать? И согласилась с отчаяния.

— Ээээх! — отец похлопал её по ноге. — Ладно, вставай, горемычная ты моя. Умойся, что-ли. Уже обед. Где тебя носило полночи?

— У Лиды была. Пили свадебную водку. Пап, и это. Не вини себя насчёт мамы. Здесь нет виноватых.

Отец тяжело вздохнул и прошаркал на кухню. «Аксинья. Аксюта. — тупо в который раз размышляла она над собой, — и за что меня назвали этим треклятым именем? Кто не услышит, сразу «Тихий Дон» вспоминает. А я вообще другая. Нет во мне и капли страстей от той Аксиньи. Я Аксяшка-деревяшка.»

Закинув в рот несколько таблеток от головной боли и запив их отнюдь не утренним кофе, Аксинья почувствовала, что её сознание стало понемногу проясняться. Она бестолково смотрела во двор. Там было лето, и солнце, и ни единого дуновения ветерка. Жара. Аксинья любила жару лет до 35-ти, потом ей стало делаться дурно.

Приключения безнадежной старой девы | Мечтать не вредно | Российская мелодрама |

Старикашка Барон рыл землю, надеясь спрятать от Шарика кость, что было отнюдь непросто, ибо Шарик был вездесущ, юрок и чрезвычайно пакостен. На зелёном палисаде сидели воробьи, вертели маленькими головками. Взвиться бы с ними и улететь. Ни о чём больше не думать и не сожалеть! Шарик заметил их и открыл свою визгливую пасть. Улетели. В памяти Аксиньи стал воскрешать вчерашний день.

Такого количества позора, совершённого ею на собственной свадьбе, она не делала за всю жизнь!

Фото автора Ekaterina Nt: Pexels

Всё началось с туалета. Приспичило! С причёской, макияжем, в шлёпанцах и платье Аксинья прошла мимо птичника. На станке у дров лежала пачка сuгapeт. Должно быть, кто-то из гостей забыл. Аксинья замешкалась.

Хотелось хоть как-то снять нервное напряжение и прогнать мысли о том, что весь этот фарс вообще ни к чему. Оглянулась — тихо. Аксинья открыла пачку. Cuгарета была всего одна и та странная, будто самодельная. Там же, в пачке, была и зажигалка. В последний раз Аксинья пробовала кypuть лет в двадцать.

После второй затяжки она почувствовала какой-то подвох. Что-то не то. Аксинья потушила её и отправила все улики в недра уличного туалета.

Смех стал подступать ещё в машине по пути в Загс. Аксинья никак не могла понять зачем она выходит замуж и, продолжая хихикать, спросила, не лучше ли им поехать на пляж, чем вызвала первые подозрения у жениха. Веселье Аксиньи нарастало и по приезду в Загс, вместо того, чтобы подняться по ступеням во дворец бракосочетания, она начала играть с бабочкой дружка и тащить его куда-то в сторону, требуя как минимум поц елуя.

— Ты дунула, что-ли? — спросил очумелый дружок.

— Нет, ты что! — ответила Аксинья, искренне не понимая, что он имеет ввиду, и потянулась к его губам.

Читайте также:  Боюсь идти на собеседование что делать

Взятый в тиски дружок не посмел отказать и тут же был одарен всеобщим презрением. Потом, когда Аксинью спросили «согласна ли она. » у девушки случился приступ пятиминутного смеха, по окончании которого она проревела не своим голосом: «О, Господи, конечно же нет!» и, растолкав всех, охваченная неудержимым весельем, выбежала из дворца.

Казалось, большего позора быть не может. Родственники невесты прятали от стыда глаза. Их всегда серьёзная, ответственная Аксинья! Надежда и опора во всём. Однако, когда толпа выбежала вслед за невестой на ступени, ни у кого не возникло сомнений в том, что невеста сошла с ума: в этот момент она тормознула какого-то мотоциклиста, уселась позади него и умчала в никуда.

Мотоциклист оказался нормальным парнем. Он покатал обезумевшую Аксинью по городу, выслушал все её печали, накормил и уже по сумеркам отвёз в родной посёлок. К этому моменту Аксинья была абсолютно трезва и ни о чём не сожалела. Домой, к родственникам, не хотелось, к тому же Витя мог ждать её там. Аксинья решила перевести дух у подруги Лиды.

Они полночи смеялись, рассказывая друг другу подробности этого дня и попивая непочатую свадебную водку, стратегический запас которой хранился при её дворе, так как Лида жила напротив клуба, где и планировался пир. Вернувшись домой, Аксинья с облегчением обнаружила, что все родственники разъехались.

Встречи с Виктором Аксинья боялась, но дни шли, и ничего особенного не происходило. Она всё порывалась сходить к нему, объясниться. Попросить прощения. Ведь всё это, не смотря ни на что, было ошибкой. Какой-то отчаянной глупостью. Дурацкая свадьба. Нет.

Уж лучше быть одной.

Отпуск позволял ей не показывать носа со двора. Парило налитое сладким соком лето, наполняло нектаром цветы, а тонкие травы слабели под вечер и устало клонились к земле.

Прошло несколько дней. Отец по субботам подрабатывал охранником в городе. Аксинья, наслаждаясь одиночеством, обняла кота и сладко заснула. Проснулась она в кромешной темноте от того, что кто-то гладил её по бедру. Сердце упало в пятки, да там и осталось.

Она отпрянула к стене.

— А ты думала, тебе всё так легко сойдёт с рук? — услышала она голос Виктора. Он вкрадчиво зашипел, подавляя гнев, — Опозорила меня на весь посёлок! Сейчас ты за это заплатишь, сте.рва.

— Витя, нет! Прошу тебя. Н..

Виктор уже содрал с неё простынь и закрыл сильной ладонью рот, как вдруг откуда ни возьмись на его спину запрыгнул озверевший Мурзик и со страшными криками встал на защиту любимой хозяйки.

Источник: dzen.ru

Cтарой деве не нужен женатый

5. Женщина из администрации тщательно выбирала у мясного прилавка ошеек. Она недовольно хмурилась, так как оба куска были недостаточно хороши.

— Возьмите тот, что справа. Он более симпатичен, — сказала ей Аксинья.

— Ой, Аксинья, — встрепенулась Светлана и быстро кивнула продавцу на правый кусок. — Как вы? Осваиваетесь?

— Потихоньку, — улыбнулась Аксинья, — дети очень хорошие, а с коллективом ещё толком не познакомилась.

— Ничего, успеется. Как ваш кот?

Она протянула продавцу деньги.

— О, Мурзик чувствует себя превосходно! Так удачно, что мы живём на первом этаже — он уже бегает на прогулки и борется с другими котами за территорию.

— Сомневаюсь, что вы будете радоваться первому этажу зимой, — хмыкнула полноватая, но крепкая Светлана. — А не боитесь, что котика пoкaлeчат?

— Ха-ха! Меня больше беспокоит здоровье его врагов. Мурзик бесстрашен в бою.

— Значит, вам с таким зверем и мeдвeди ни по чём! Они здесь частые гости, — усмехнулась собеседница, отчего её мешки под глазами выделились чётче. — Ну, а в целом? Наверное, одиноко и скучно оказаться одной на самом отшибе нашей необъятной страны?

Светлана понимает её. Девушка с благодарностью кивнула и вздохнула:

Аксинья купила курицу и они вдвоём вышли из магазина. Стойкая, ясная погода вплетала о́хру в берёзовые косы, а боярышник бессовестно краснел мясистыми плодами у разрушенных бараков и приманивал к себе взгляды зевак. С далёких вyлкaнов веяло близкой зимой.

— А мы завтра на шашлык собираемся. К предгорьям Kлючeвcкой сопки. Послушайте! А давайте с нами! Словите последние погожие деньки.

Одно место в машине для вас найдётся.

—Я бы с удовольствием, но, боюсь, что буду лишней в вашей компании.

— Какая там компания! — махнула рукой Светлана, — муж с дочкой да сестра моя с сыном. Кстати, племянник ведь в вашем классе учится! Никита Литвинов!

Аксинья напряглась, вспомнив неуклюжие знаки внимания отца мальчика. Женатый человек, а позволяет себе такие вольности! Хорошо, что она не ответила на его сообщения и держала дистанцию при встречах! Как стыдно было бы смотреть в глаза его жене, появившейся на горизонте через две недели после начала учебного года.

— А папа с ними разве не поедет? — спросила Аксинья скрипя зубами и как бы невзначай отвернувшись.

— Паша? Нет, они в разводе. Так что вы решили?

Аксинья неожиданно воспряла духом.

— Почему бы и нет?

— Отлично! Тогда созвонимся.

На ночь глядя Аксинья пекла коржи. Она решила сделать для пикника свой фирменный Наполеон и какой-нибудь салат. То и дело в руках оказывался телефон и сам открывался на сообщениях от Павла. Написать что-нибудь? Ответить на его предыдущие послания? Нет, глупо. Прошло уже столько дней. А ведь он довольно приятный.

Скорее всего, моложе неё. До этого Аксинья не позволяла себе даже думать о нём, как о мужчине, полагая, что он женат. Нет! Ничего она не будет ему писать! Она боится. её слишком пугает возможная близocть.

Читайте также:  Как понять что стрелец влюбился

Та физическая блuзость, которая так и не случилась с ней за все 37 лет.

Однажды в детстве Аксинья каталась по пшеничному полю на тракторе с отцом. Впечатления от внедорожника семьи Светланы были примерно такими же. Большие, широкие колёса и высокий клиренс существенно приподнимали кабину автомобиля над землёй. Они штурмовали практически неезженные пути. Аксинью, как гостью, усадили впереди.

Сочно-зелёным ковром были устланы предгорья вyлкaна, а сам он, возвышаясь прямо над ними до самых небес, дышал размеренно, мёрзло и высматривал вдали своих братьев. Пройдут столетия, растворятся тысячи лет в тумане времён. Исчезнут люди, иссохнут травы, от Аксиньи, от потомков её, не останется и следа. А они всё так же будут смотреть друг на друга. Холодно, безразлично взирать.

До самого конца, пока не остынет пламенное, любящее, горячее сердце нашей славной Матушки-земли.

Аксинье не нравилась жена Павла. Люба считала себя очень умной и хитрой. Она сладко улыбалась гостье, с расчётом заполучить особенное отношение к Никите. Она нахваливала её волосы и торт, а глаза при этом были прищурены, темны и лукавы. Словно говорит одно, а думает другое.

Словно прикидывает, как бы побольше выгадать из новой учительницы для сына. Изрядно приняв на душу, женщина без стеснения завела разговор о муже.

— Куда он денется от меня, скажи? — спрашивала она сестру. — Вот увидишь, влюбится и женится. Опять! А-ха-ха-ха!

— Люб, ты же сама заставила его развестись! Говорила, что он тебя не достоин, что ты себе запросто найдёшь и получше. — удивлялась Светлана переменчивости в тактике сестры и запихивала в рот первую партию шашлыка.

— Оказалось, что всех нормальных 30-35-летних уже разобрали. Гадuны! Вот, понимаешь, как на базаре: хвать-хвать-хвать! Не нажрутся никак! А Пашка чё? Он вовсе неплох. Надёжный мужчинка. К тому же сын у нас.

А на женщин с ребёнком, знаешь ли, не особо бросаются.

— Ты же без Никиты уезжала.

— Не суть! В общем. Буду я Пашу брать назад.

— Не знаю, не знаю! — покачала головой сестра. — Как бы не поздно уже! Не простит он тебя.

Аксинья сидела к ним спиной и делала вид, что наблюдает за приготовлением шашлыка, но сама, замерев, слушала каждое слово.

— Да кому он тут ещё нужен?! Я тебя умоляю! Будет рад, что снова мой!

Вернувшись по сумеркам домой, Аксинья для себя решила точно — о Паше следует забыть. Конечно, он помирится с бывшей женой, куда ему деваться? Она вон какая напористая. А вставать между вчерашними супругами девушка не желала. К тому же, её одностороннее общение с Павлом закончилось ещё на тех нескольких сообщениях в начале сентября.

Источник: dzen.ru

Старая дева — Даниэль Брэйн

Книгу Старая дева — Даниэль Брэйн читаем онлайн бесплатно полную версию! Чтобы начать читать не надо регистрации. Напомним, что читать онлайн вы можете не только на компьютере, но и на андроид (Android), iPhone и iPad. Приятного чтения!

Старая дева - Даниэль Брэйн

5 788 0

Книга Старая дева — Даниэль Брэйн читать онлайн бесплатно без регистрации

Мне двадцать пять, и я старуха. Я списана со счетов — барышня с домашним образованием, коротаю дни в разоренном поместье. Нищета, голодающие крестьяне, развалившийся дом трижды в залоге, младший брат, мот и бабник, тратит последнее на кутежи. Такой, значит, мой второй шанс? Такая жизнь досталась мне после смерти?Нет.

Мне сорок пять, я сильная и независимая, я поднималась и падала, опять поднималась. Плевать, что обо мне подумают, мое имение восстанет из руин.Наша современница в реалиях условного XIX века. Прогресс, феминизм, политика кнута и пряника, причем пряник жесткий и им при необходимости бьют. Обустройство, быт, предпринимательство, немного вражды с соседями-ретроградами.

Перейти на страницу:
Глава первая

Синее море, соленый ветер, белая яхта, нарядные мужчины и женщины, смех, музыка, яркое солнце — не жизнь, а сказка.

Страшная и для взрослых. Детям подобное лучше и не рассказывать, у них должна сохраняться иллюзия счастья, вырастут — сами все в итоге поймут: ожидание и реальность без фильтров и ухищрений.

Море буйное и холодное, ветер сильный и все крепчает, яхте сто лет в обед, спасибо, что не протекает, потому что именинник пожмотился, мужчины наклюкались, женщины сбились в клубки и друг на друга шипят — дружат сегодня против вчерашних подруг. Музыка отвратительная — низкопробнейшая попса, и я, конечно, не могу осуждать тех, кто ее пишет и исполняет, спрос есть спрос, но в нашем обществе можно было бы притвориться, что у нас изысканный вкус? Все же кто тут собрался: продюсеры, композиторы, владельцы концертных залов, блогеры — о, саранча, эти трутся у столов, налегают на разносолы. Пожалуй, одно только солнце меня радовало: во-первых, оно было искренним, во-вторых, так слепило глаза, что очки были не данью моде, а необходимостью.

— К нам приехал, к нам приехал. Дормидонт Сизигмундович да-ра-гой!

Только цыганского хора не хватает, впрочем, он на яхту бы и не влез. Другое удивительно — как при такой сильной качке никто не страдает морской болезнью. То ли потому, что фотограф носится как ужаленный и нельзя уползти в каюту, то ли по причине куда более прозаической: это не первая тусовка на яхте при качке, и все слабаки отвалились еще лет десять назад.

Читайте также:  Как начать разговор с обиженным человеком

— Вероника Юрьевна, а вы что же не со всеми? Вас укачивает, да? Я Ирэн Адлер.

— Кто? — переспросила я, морщась от воплей, музыки и этой раскрашенной девицы. Помимо очков на мне была и брендовая маска, вот что меня хоть бы спасло от внимания «молодых дарований». Как она здесь оказалась?

— Ирина Орлова, — быстро поправилась девица. Я профессионально вслушивалась в голос и всматривалась в движения. Сколько она заплатила, чтобы попасть на яхту, я даже не спрашиваю кому? И зачем? В лучшем случае это бэк-вокал. И то за неимением чего-то стоящего. — Мне посоветовали к вам обратиться.

Вы же продюсер.

Я вздохнула, сняла очки, и они в такт качке и музыке заболтались на длинной цепочке.

— Хотите, сэкономлю вам время и деньги? — напрямик спросила я. — С вашим голосом поработать, конечно, можно. Практически с нуля. С движениями тоже. Можно даже написать вам музыку и сносный текст. Но вы в курсе, что певец — это не просто тельце накрашенное с музыкальным образованием, правда?

Первое достигается усилиями гримера и костюмера, второе — упорным трудом, а где то, что увлечет вашего слушателя? Повернитесь.

Ирина послушно повернулась. Яхта качалась — ощутимо качалась, волны то и дело плевали на палубу, мы отошли далеко от берега, потому что действовал карантин и мы своими физиономиями без масок нарушали местный закон. Можно было выбрать побережье родины, бесспорно, но это же не роскошно! Патриотично, но не годится для фотографий. А зря.

Где-то все понимают прекрасно, что никому этот кутеж не сдался — никому из нас, но не тем, кто жаждет ухватить в социальных сетях кусочек «красивой жизни». Певцов на яхте сегодня нет, они все работают, репетируют в поте лица, их после добавят в красивых позах мастера фотошопа. Вот такое бессовестное вранье.

Ирина качнулась вместе с яхтой. Я на всякий случай крепче вцепилась в бортик и снова вздохнула.

— Ну, так… Знаете, в чем, как вы говорите, «прикол» шоу «Голос»? — спросила я.

Ирина замотала головой.

— Исполнение, девочка, исполнение. Артистизм. А вы думали, что неверная пара нот и неумение держать микрофон все испортят? Певица это актриса в первую очередь. Вам должны верить, даже если вы «Сюси-пуси» поете.

А еще лучше — начинать с «Сюси-пуси» в переходе метро. Эта девочка, разумеется, не знает, как это было лет двадцать назад. Петь можно что угодно и как угодно — блатняк, любовную лирику, дурацкий романс, — но люди мимо пройти не должны. Я хотела стать композитором — я им стала, но кому нужна была новая музыка? Никому.

А кому нужен был хлеб насущный?

Мне. Из диплома супа не сваришь. И я пела — охрипшим голосом, потому что стоял лютый январь и в переходе, тряся не тающий снег, носился стылый ветер. Я пела, не смущаясь, не пряча глаза, напротив, ловя контакт. Пела чушь — долго мне было стыдно не за мятые купюры в древней отцовской шляпе, а за паршивый репертуар, пока я не осознала: люди выберут сами, какую фигню они хотят слушать.

Популярность шансона и любовных страданий не зря в народе так высока.

— Вы же не слышали, как я пою, — Ирина, как мне показалось, удивилась вполне естественно. Я только усмехнулась:

— Сколько у меня успешных проектов? — поинтересовалась я, прищурившись, и сама же ответила: — Восемнадцать. Восемнадцать, это больше, чем у половины присутствующих здесь вместе взятых. На один провал у меня три «звезды», а все потому, что я не трачу свое время. Я не говорю, что вы бесталанны, отнюдь. Но это бизнес, а бизнес должен продавать.

Попробуйте искусство, почему нет, например, музыкальный театр?

— Вы смеетесь? — обиженно протянула Ирина. Дурочка, я даю тебе бесценный совет, причем совершенно бесплатно.

— Я оцениваю перспективы, — пожала плечами я. — Современный музыкальный проект — год, два, редко пять, пока аудитория в возрасте исполнителя. Впрочем…

И тут мне пришла идея.

Ирина, как мне почудилось, даже принюхалась. Мало ли? Но я нетерпеливо кивнула:

— Прочитайте стихи речитативом, как будто под музыку. Давайте, «Мой дядя самых честных правил. » — ну? Пушкина знаете, я надеюсь? «Евгений Онегин»? Учили в школе?

— Когда не в шутку занемог, он…

— Ну? — подбодрила я. — Рассказывайте про дядю. Побольше выражения дайте.

— Он уважать себя заставил и лучше выдумать не мог. Его пример…

— Хватит, — прервала я, потому что здесь было слишком много любопытных — мне совершенно не нужных — глаз. — Пойдем со мной.

Девочка, конечно, почти никакая. Деревянная, невыразительная, но, наверное, это и требуется. Такой не понятый никем образ: для аудитории девушек в возрасте «teen» восемнадцати-девятнадцати лет. Институт не удался, родители угнетают, работа дно, денег нет, подруги стервы, парни козлы как на подбор. Девчонка никакая, и она будет читать такой же тоскливый серый рэп.

Никакой соревновательности и вызова, сплошная боль, безысходность, уныние, тлен. Пару лет с программой она протянет — пока не сменится тренд. Они сейчас быстрые. Рэпу тоже немного осталось, это не музыка, это стендап.

Я тащила Ирину вниз, в каюты, мы прыгали как две мартышки по раскачивающейся палубе, и за нами следили десятки глаз. Кровожадные алчные твари, и я только надеялась, что они ничего не поняли. Нет, моя идея пока останется при мне.

Источник: knigkindom.ru

Рейтинг
( Пока оценок нет )
Загрузка ...
Lady Today